23:14 

kuroko-math
Kuroko no Basuke — Replace II - Kiseki no Gakuen Matsuri
4th G: Touou Academy’s Sleepless Night
Автор канона/иллюстрации: Fujimaki Tadatoshi
Автор новеллы: Hirabayashi Sawako
Персонажи: Имаеши Шоичи, Сакурай Рё, Суса Ёсинори, Вакамацу Коске, Аомине Дайки
Переводчик: анон из дежурки
Примечание: Если есть какие-то неточности, которые надо подправить — пишите

4-й G: бессонная ночь в школе Тоо
Зимний холодный воздух проникал сквозь открытое окно в спортивный зал, но для вспотевших членов баскетбольной команды школы Тоо этого было не достаточно. Для того чтобы понизить температуру в зале потребовался бы кондиционер. Эти выходные были последними перед Зимним кубком. Скоро должны были отобрать основных участников, поэтому все тренировались изо всех сил. Все, кроме одного.

– Как нет??

Услышав слова Сакурая Рё, капитан баскетбольного клуба Имаёши Шоичи слегка приоткрыл свои удлинённые глаза. Этим он выражал крайнюю степень удивления.

– Простите! Простите! Я обыскал всю комнату, но в ней никого не было…

Сакурай Рё непрестанно кланялся в качестве извинения. Несмотря на то, что в этом не было его вины, мальчик был готов разрыдаться.

– Я запер дверь в комнату, но он всё равно сбежал…

Имаёши задумчиво потёр подбородок.

– Это очень плохо.

– Что плохо? – спросил подбежавший Вакамацу Кёске, второй год обучения. – Опять Аомине?
От одного только имени Аомине настроение Вакамацу тут же испортилось. «Почему все с ним носятся? – подумал он. – Пусть делает что хочет!» Но Имаёши, криво улыбнувшись, сказал:

– На этот раз всё гораздо хуже, чем обычно.

– А почему бы не оставить его в покое? Пусть делает что хочет!

Глядя на оскалившегося Вакамацу, Имаёши неопределённо улыбнулся.

– Хм…

Сакурай беспомощно трепыхался рядом:

– Давайте я ещё схожу посмотрю!

Однако Имаёши остановил его:

– Это бессмысленно, забудь.

– Что случилось? – видя как три члена основного состава команды что-то обсуждают, подошёл узнать Суса Ёсинори, третий год обучения.

– Если вы, парни, не начнёте тренироваться, это окажет разлагающее влияние на остальных.

Услышав эти слова, Имаёши сказал:

– Мы не можем такого допустить!

Затем уголок его рта пополз вверх, и он сказал:

– Сейчас начнём тренировку, проблему обсудим позже. Сакурай, Вакамацу, Суса – после тренировки пойдёмте ко мне в комнату. Мне нужно с вами поговорить.

(Примечание: Комната Имаёши находилась в общаге. В школе Тоо учились спортсмены со всех концов Японии. Ради учеников, приехавших издалека, в школе имелось общежитие. Имаёши учился третий год и жил один, хотя в его комнате могли бы разместиться четверо. Комната Сусы находилась рядом с комнатой Имаёши.)

– Ясно.

– Хорошо.

Приказ капитана нельзя было оспаривать. Сакурай и Вакамацу согласно кивнули, и только Суса тихо вздохнул. По его опыту когда Имаёши так улыбался, он непременно затевал что-нибудь подозрительное

Суса смотрел на улыбающегося Имаёши и на его лице было написано: «Что же ты хочешь заставить нас сделать?» Но Имаёши сменил тему разговора и, улыбаясь, сказал:

– Что ж, давайте поторопимся и начнём тренировку.

*

Естественно, что дурные предчувствия Сусы исполнились.

– Как мы вообще оказались в такой ситуации? – раздражённо спросил Вакамацу в комнате Имаёши.

Он со злостью хлопнул кулаком по столу, заваленному тестовыми заданиями, от чего лежавший на столе ластик запрыгал по столу.

– Вакамацу, если у тебя есть время на разговоры, значит на работу тоже есть! Приступай! – сказал Имаёши, сидящий напротив, для этого он оторвался от написания ответов на вопросы.

– Эти тесты должны быть выполнены к завтрашнему дню.

– Я хочу сказать, почему мы должны их делать? Это же тесты Аомине, правильно? Заставь его, пусть сам делает! – Вакамацу показал лист с тестом. В графе «имя»было действительно криво написано четыре иероглифа «Аомине Дайки».

- Хорошо-хорошо! – Имаёши успокаивающе поднял руки, показывая, что Вакамацу должен сначала сесть на место.

– Если бы Аомине был здесь, то, разумеется, я бы так и сделал. Но его здесь нет – он сбежал.

– Простите меня, простите меня!.. – запричитал Сакурай, каждый раз ударяясь головой о стол.

– Всё в порядке, ты не должен извиняться…

Ручка Суса тоже застыла. Суса размял затёкшую шею.

На часах было семь вечера.

После того как тренировка закончилась, Сакурай, Вакамацу, Суса и сам хозяин комнаты собрались в комнате Имаёши. Они сели каждый на одну сторону котацу (низкий стол), повесив головы. С одной стороны, каждый из них устал после тренировки, а ещё предстояло напрягать мозги, а с другой – все эти задания должен был делать Аомине!

И почему же они собирались их делать?

Ответ на этот вопрос был очень простой.

Если эти задания не будут сделаны к завтрашнему дню, то Аомине запретят участие в Зимнем кубке.

– Аомине сам должен был прекрасно знать об этом! Что если ты не сдаёшь задание, то тебя не допускают к участию в Зимнем кубке! И он всё равно их не сделал, а значит не собирается участвовать, правильно?! – опять заорал Вакамацу.

Однако Имаёши предпочёл не заметить его вспышку и спокойно ответил:

– Не стоит так думать о нём. Что-то же он всё-таки сделал. Разве ты не видишь, что на некоторые вопросы уже есть ответы?

– Он всего лишь подписал листочки и накарябал кое-где по несколько слов!

– Если бы он не написал своё имя, то автоматически получил бы ноль за задание. А так, даже если ты провалишь тест, какие-то баллы у тебя всё равно будут. Учителя такие добрые, что я просто плачу!

– Мне бы очень хотелось на это посмотреть!

– Ха-ха, Суса, ты всё обещаешь! – тонко улыбнулся Имаёши.

– Кстати, этот Аомине… – начал опять жаловаться Вакамацу.

Но тут Сакурай внезапно повернулся к Сусе и тихо спросил:

– Суса-семпай, а Имаёши-сенпай не мог с самого начала…

– Да, я тоже так подумал…

Оба быстро поняли план Имаёши.

Он с самого начала хотел, чтобы они сделали задания за Аомине.

Утром тренер Харасава Кацунори обсудил с Имаёши, какие меры можно принять в связи с тестами Аомине:

– Присмотри хорошенько за Аомине-куном, чтобы он обязательно закончил свои задания. Сегодня Момои-сан отсутствует, так что придумай что-нибудь сам.

Это и послужило отправной точкой всего плана. В любом другом случае Имаёши не стал бы приводить Аомине в свою комнату, зная, что он может сбежать.

– Посиди, пожалуйста, здесь и заполни ответы на вопросы. Я буду заходить время от времени проверять, – бросив это предупреждение на прощанье и не оставив никого следить за Аомине, Имаёши сам развязал Аомине руки. Его целью было создать ситуацию «Аомине, оставшись без надзора, сбежал. Ничего не поделаешь, теперь только мы можем сделать его задания».

Из двух вариантов: пойти ловить Аомине, не переносившего насилия над своей личностью и заставить его таки сделать задание или найти кого-нибудь, чтобы сделали задание за него, выбор был очевидным. После того как Имаёши сравнил оба варианта, он понял, что второй гораздо более эффективный в смысле экономии времени и усилий, так что решение было однозначным.

Для того чтобы обеспечить рабочую силу для его выполнения, Имаёши специально заставил Сакурая проверить, на месте ли Аомине, а потом шаг за шагом выстроил мизансцену так, чтобы Вакамацу и Суса попались в расставленные сети – и вот теперь все трое сидят в его комнате. Доказательством было так же то, что на тренировке Имаёши сказал им «Мне нужно вам кое-что сказать», а когда Суса и остальные пришли, заметил только «Наконец-то вы пришли», а затем предложил каждому сесть за стол, раздал задания и произнёс:

– Приступайте.

Так что было совершенно очевидно, что Имаёши спланировал всё это с самого начала.

– А вот это ещё хуже! – вмешался Сакурай. – Посмотрите! – Он показал остальным задание по английскому.

Вопрос: пожалуйста, переведите на японский 'Hey, you! There is no smoking room!'
Ответ: Heyyo! В комнате нет ёкозуны.

Увидев ответ, Имаёши покатился со смеху.

– Ха-ха-ха-ха-ха! «Smoking» это ёкозуна! С ума сойти! Этот чувак такой шутник! Я бы поставил ему тридцать баллов!

– Как ты можешь смеяться! Я вот не знаю, смеяться мне или плакать! Я уже устал стирать его ответы!

– Да, правда – этот идиот даже не понял, что «сумо-кинг» это не «ёкозуна», а «большой ёкозуна»!

[Прим. пер. с китайского

Аглийское слово "smoking" по-японски пишется как "sumokingu ", и Аомине и Вакамацу проинтерпретировали его как "король сумо». Хорошие борцы сумо называются «ёкозуна». А «большой ёкозуна» это ёкозуна, за плечами которого более двадцати побед.

Когда Вакамацу закончил свою фразу, он обнаружил, что на него смотрят три пары глаз.

– Ч-чего это вы на меня уставились? – неловко заёрзал он.

– «Смокинг» не означает «сумо-кинг», Вакамацу, – с болью в голосе начал Суса, но Имаёши прервал его.

– Не надо его поправлять! Пусть он пишет так, как пишет. Это же так прикольно!

– Эй, парни! Вы вообще о чём? Я вас не понимаю!

Вакамацу приготовился узнать правду во что бы то ни стало, но Имаёши похлопал его по плечу и сказал:

– Послушай, Вакамацу, ты очень нам нужен. Без тебя мы не справимся.

– Э-э… почему ты так говоришь?

– Дело в том, что если наши ответы не будут такими же остроумными, как ответы Аомине, мы не сможем выдать их за его ответы. Ты нам очень нужен!

– Э-э… правда?
Услышав, как высоко Имаёши оценивает его способности, чего почти никогда не делал, Вакамацу гордо улыбнулся.

– Если мы ответим на все вопросы сами, то учителя сразу увидят, что Аомине не сам делал свои задания, но с твоей помощью мы не допустим этого! Никто ничего не заподозрит! И всё будет комар носа не подточит!

– «Комар носа не подточит!» – Вакамацу понравилось такое определение. Кажется, он загорелся идеей сделать всё так, чтобы действительно выгорело.

– Вакамацу, ты нам поможешь?

– Конечно! Вы можете на меня положиться! – Вакамацу взял обратно задание.

Имаёши с удовлетворением посмотрел на него.

Суса задумался.

Похоже, Имаёши только что намекнул, что Вакамацу такой же идиот, как и Аомине.

Сакурай подумал то же самое – они понимающе переглянулись и со вздохом принялись за задания Аомине.

Далеко за полночь все четверо, и так смертельно уставшие после тренировки, засыпали на ходу. Если бы каждый из них был один, то непременно бы заснул, но так как их было четверо, то они периодически раздавали друг другу щелбаны и щипали за руки. Наконец в пять часов утра следующего дня всё было закончено.

– В-всё!

Закончив писать последнее слово, Вакамацу упал на стол. Его руки отказывались шевелиться – после целой ночи щипков на коже виднелись красные следы

Закончив свою долю работы гораздо раньше, Имаёши, наблюдавший за процессом, вздохнул с облегчением. На его лбу тоже виднелись красные следы.

– Вакамацу был последним, да? – спросил Суса Имаёши. Суса тоже рано закончил свою часть.

– М-м… наконец-то мы закончили. Отличная работа!

Услышав слова Имаёши все дружно вздохнули с облегчением, словно выпуская из лёгких использованный воздух.

– Я хочу есть… – пробормотал лежащий на столе Вакамацу.

– Я тоже несколько голоден… – этом откликнулся Суса. Посмотрев на время он добавил: – Завтрак в общаге начинается в шесть тридцать. Давайте подождём.

Сакурай робко поднял руку и сказал:

– М-м… На самом деле я сделал завтрак…

Трое остальных посмотрели на него.

– Что ты имеешь в виду под "сделал"? – спросил Суса. Сакурай посмотрел на него и объяснил:

– Я закончил довольно рано… поэтому я пошёл на кухню общежития и приготовил простой завтрак.

– А, да. Мне кажется, я заметил, что тебя некоторое время не было, – Имаёши задумчиво потёр подбородок.

– Э-э… он совсем-совсем простенький… если вы не против…

– Ты молодец, Сакурай!!

Глаза Вакамацу загорелись жаждой жизни и он резко вскочил. Сакурай инстинктивно отшатнулся.

– Пока есть еда, всё просто замечательно! И где же он, завтрак?!

– Я… э-э… в кухне общежития.

– Великолепно!

Вакамацу выбежал из комнаты, его энергия, казалось, удвоилась. Трудно было представить, что всего лишь минуту назад он без сил лежал на столе.

– Так как наш друг Сакурай выложился полностью, я тоже не буду себя сдерживать.

– Правильно!

Имаёши и Суса тоже поднялись с мест, и Сакурай последовал за ними в кухню.

*

Утро было яркое и солнечное. И на кухне общежития обнаружился неожиданный посетитель.

– Ублюдок! Что ты здесь делаешь?! – заорал Вакамацу, едва его увидев.

– И ы оже деш (и вы тоже здесь)! – повернулся к ним с набитым ртом тот самый человек, который бесследно исчез из запертой комнаты, заставив выполнять его задания других людей – столь долгожданный «ас» баскетбольного клуба школы Тоо Аомине Дайки.
– Ублюдок! Что ты здесь делаешь! Кстати, а что это ты тут ешь?! Это же была еда, приготовленная Сакураем, правда?! – зарычал Вакамацу. Перед Аомине стояла плошка с рисом и несколько пустых блюд поменьше, вероятно, какое-то время назад наполненных едой.

Аомине проглотил то, что было у него во рту и беззаботно ответил:

– Понятия не имею.

– Аомине, почему ты здесь? Почему ты не вернулся?

Услышав вопрос Имаёши, Аомине ответил:

– Ну, сначала я это и собирался сделать… – он зевнул и почесал растрёпанную со сна шевелюру.

Вчера в течении дня, пока он был заперт в комнате Имаёши, Аомине понял, что не сможет сбежать через дверь, поэтому он вышел на балкон и перелез в соседнюю комнату. К счастью, дверь на балкон в соседней комнате была не заперта, поэтому Аомине с лёгкостью в неё попал. Там он хотел просто выйти… но внезапно его взгляд упал на алюминиевую полку с аккуратно сложенными журналами и книжками по NBA. Это оказалась комната Сусы.

Не каждый день удаётся найти такое, так что я решил пролистать журналы, а потом уже уйти. Но пока я их листал, я заснул и проснулся только сейчас.

– И ты был в моей комнате всё это время?!

Услышав объяснение Аомине, Суса потерял дар речи. После окончания тренировки он сразу пошёл к Имаёши, не заглядывая в свою собственную комнату. Ему даже в голову не приходило, что кто-то может нелегально туда зайти и оставаться там всё это время! Подумать только, всё это время Аомине находился за стенкой!!

Подумав об этом, Суса задумчиво наклонил голову и спросил:

– Аомине, так как ты был всё это время в моей комнате, ты должен был знать, что мы помогаем тебе с твоими заданиями. Правильно?

Стены в общежитии были довольно тонкими. То, что говорилось в комнате рядом было отлично слышно.

– Думаю, я что-то такое слышал.

– Думаешь?! Да ты…

– Кстати, не сказал бы, что вы такие уж умные…

Услышав это замечание, Суса в изнеможении опустил руки, а Вакамацу опять впал в ярость.

– Из-за тебя мы не спали всю ночь! А ну быстро благодари нас! Да ты нас вообще боготворить должен! И вообще, исчезни с глаз моих, чтобы я тебя больше не видел!

– Хорошо, давайте.

– Что-о? – после такого ответа Аомине у Вакамацу чуть глаза из орбит не вылезли.

Аомине взял последнюю оставшуюся сосиску с одним "распушённым" концом (из-за чего она походила на осьминога), запихнул её в рот и сказал: "Спасибо за угощение"!

А потом встал из-за стола и вышел из кухни.

– Блин! Не могу поверить, что день настолько не задался прямо с утра!

Убедившись, что Аомине ушёл окончательно, Вакамацу вытянул ближайший стул и сел.

– Сакурай, завтрак! Если я ничего не съем прямо сейчас, меня вырвет! – Вакамацу посмотрел на Сакурая, но Сакурай пустым взглядом смотрел на стоящее на столе пустое блюдо.

– Сакурай, что такое? – с любопытством спросил Имаёши.

Глаза Сакурая наполнились слезами.

– Н-нету…

– А? Чего нету?

– Завтрака, который я сделал. Его съел Аомине-сан!

– Что?!

Ошеломлённые Имаёши, Суса и Вакамацу застыли на месте, не в состоянии произнести ни слова.

Несколько минут спустя:

– АОМИНЕ!!!

Дружный вопль, поднявшийся с самой глубины из урчащих в унисон желудков потряс до основания всё общежитие.


* * *

Наступил понедельник.

Узнав, что в последний момент Аомине всё-таки сдал задания, Момои была непередаваемо счастлива.

– Это замечательно! Я слышала, что учителя надавали тебе очень много заданий, я за тебя волновалась!

– А, фигня. Если подойти к делу с умом, все эти задания ничего не стоит сделать! – беспечно улыбнулся Аомине.

@темы: Перевод, Новеллы, Replace II

URL
   

Матчасть Куроко

главная